Литературная Россия
       
Литературная Россия
Еженедельная газета писателей России
Редакция | Архив | Книги | Реклама |  КонкурсыЖить не по лжиКазачьему роду нет переводуЯ был бессмертен в каждом слове  | Наши мероприятияФоторепортаж с церемонии награждения конкурса «Казачьему роду нет переводу»Фоторепортаж с церемонии награждения конкурса «Честь имею» | Журнал Мир Севера
     RSS  

Новости

17-04-2015
ОБРАЗОВАТЕЛЬНАЯ ШИЗОФРЕНИЯ НА ЛИТЕРАТУРНОЙ ОСНОВЕ
В 2014 году привелось познакомиться с тем, как нынче проводится Всероссийская олимпиада по литературе, которой рулит НИЦ Высшая школа экономики..
17-04-2015
КАКУЮ ПАМЯТЬ ОСТАВИЛ В КОСТРОМЕ О СЕБЕ БЫВШИЙ ГУБЕРНАТОР СЛЮНЯЕВ–АЛБИН
Здравствуйте, Дмитрий Чёрный! Решил обратиться непосредственно к Вам, поскольку наши материалы в «ЛР» от 14 ноября минувшего года были сведены на одном развороте...
17-04-2015
ЮБИЛЕЙ НА БЕРЕГАХ НЕВЫ
60 лет журнал «Нева» омывает берега классического, пушкинского Санкт-Петербурга, доходя по бесчисленным каналам до всех точек на карте страны...

Архив : №41. 11.10.2013

ВСЁ ИДЁТ ПО ПЛАНУ, ИЛИ ПОЧЕМУ ЗЛО НЕНАКАЗУЕМО

Сейчас уже вечер. Я довольно расправляюсь с очередным бокалом кубинского рома, докуриваю последние сигареты, купленные ещё в России, и наслаждаюсь малиновыми волнами заката. По телевизору гонят какой-то иностранный фильм. Молодые солдаты несправедливо гибнут под пулями стариков, объявивших войну.

У меня всё хорошо. Всё идёт по плану. Я так мечтал об этом. В один миг простился с прежней несправедливой жизнью. Теперь все оставили меня в покое.

 

«Да оставьте же вы меня наконец в покое!»

Помните эту последнюю просьбу уставшего господина Зоммера, героя повести Патрика Зюскинда? Конечно, помните…

Мне вообще посчастливилось жить среди тех, у кого нет проблем с памятью. Да и не только с памятью. Совсем, изначально – нет проблем. Случится что – объяснят, помогут, направят. Дело в малом: есть хорошие связи, они тебя поднимут на поверхность, на какой глубине ты бы ни оказался. Но, как правило, ничего не случается. Словно по маслу, легко и свободно проскальзывает молодая жизнь.

Это моё локальное окружение – герои не моего времени – крутые парни на дорогих авто, ухоженные девочки с айфонами в модных блестящих клатчах, приятели и недруги, бывшие однокурсники и новые знакомые, соседи по этажу, коллеги по работе. Мы крутимся в одном вихревом пространстве, обсуждаем проблемы, живём и выживаем.

Ничего особенного. Обычная такая прослойка общества.

Я просто подумал, а есть ли у них, золотых современных принцев, мечта. Или, скажем, просьба, как у Зоммера. Наверняка же существует необходимость не только в новом мотоцикле или прикиде из последней итальянской коллекции.

Я хотел на этот счёт поинтересоваться у одного представителя мажорной богемы, но тот настолько был счастлив от прошедшей вечеринки в ночном клубе, что решил не заставлять его отвечать на дурацкие вопросы. Пусть живёт спокойно, иначе придётся думать и напрягаться, использовать «звонок другу». Хотя тариф-то безлимитный, переживать нечего.

 

Чего уж там, всё идёт по плану.

Только однажды обязательно произойдёт неладное. Око справедливости рассмотрит, кто есть кто, и придётся что-то менять. Слышите, друзья, это я к вам обращаюсь.

 

Когда в ленте Фэйсбука я натолкнулся на слезливые посты одного писателя о наступившем творческом кризисе, честно скажу, меня чуть не стошнило. Да ладно, это всего лишь проблемы с желудком, не будем никого обижать.

Сперва я даже хотел приободрить его, ну, как полагается, написать пару-тройку приятных слов и т.д. и т.п. Но после заметил, что никакая это не депрессия, а всего лишь попытка обратить на себя внимание.

«Неправда, неправда, – пишут ему, – вы гений! Будущий нобелевский лауреат!» «Держись. Бог в помощь».

«Здесь другое, здесь тупик», – отвечает писатель.

И тоже – т.д. и т.п. Всё в духе «оставьте, оставьте меня. Я – измотан, я разбит и уничтожен».

Жизнь – дерьмо, а мы в ней мухи.

Эй, писатель! Ты чего? Ты совсем что ли перегрелся на своём побережье?

Извини, но визгливый плач взрослого мужика (да ещё и писателя) – ну, совсем, ужасен. Чего ты добиваешься? Ободрения и поддержки, руки помощи? Да, вполне приемлемо. Но какой ценой? Ты так уменьшился в размерах после этой панической кризисной эпопеи, что теперь придётся прыгать выше головы, набирать художественный вес и вообще – доказывать, что ты – настоящий, всесильный и бесстрашный. Таким должен быть человек. Самостоятельным, понимаешь? Ты же сможешь? Я в тебя верю.

Да и какие, к чёрту, творческие кризисы. Бог мой!

 

Когда по-настоящему прижмёт к асфальту, когда шибанёт, когда заколет в височной области, вот тогда действительно – беда. Это модно ведь сейчас впадать в депрессию, выйти к толпе и прокричать (или сказать чуть слышно): «Друзья, пожалейте меня, несчастного. Я так устал от всего. Помогите мне, друзья».

 

Только друзья не помогают. Друзья говорят правду, иначе дружба – такой же мейнстрим, как и любой ваш творческий кризис.

Не понять мне творческих людей.

Не обижайся, Бога ради. Ты в моём словоблудии не виноват. У тебя, на крайний случай, есть искренние чувства и, как мне кажется, важные желания – побороть душевную тоску и писательские отчаянья. Ты как господин Зоммер, только тот – ушёл от людей, а ты, наоборот. Это хорошо. Коммуникативный посыл всё-таки.

Только не надо с этим бороться. Это часть тебя. Возможно, часть настоящей творческой личности. Но мне не понять, говорю же…

 

Просто, кажется, многим давно пора напомнить, что такое настоящие жизненные неудачи. Тогда любой инфантильный кризис покажется смешным.

 

Нет, я не про себя. У меня-то всё в порядке. Я уже сносно владею испанским, правда, здесь он отличается от традиционного, слушаю ритмичную кубинскую музыку, завожу знакомства.

У меня всё идёт по плану.

 

Скорее всего, я вообще не имею права судить, хорошо это или плохо – заниматься душевно-кризисным позёрством. Не суди, и не будешь.

Всё по совести, всё по справедливости.

 

Чувство справедливости во мне воспитывали целых пять лет, пока я учился на юрфаке. О справедливости говорили все преподаватели, ректор на посвящении в первокурсники, декан на вручении дипломов. Казалось, даже буфетчицы разделяли, что справедливо и честно, а что не очень. Но всё равно нарушали принципы, выдавая вместо сдачи жвачки и противные леденцы.

Никто не спорил. Всем было плевать.

Буфетчицам, декану, преподавателям и, тем более, студентам.

 

Я то и дело пытался вывести местную юридическую элиту на разговор, справедливо ли наказание девочкам из Pussy Riot, доказана ли вина Ходорковского, всё ли в порядке в стране? Но говорю же, справедливость выступала обычной прописной истиной, не подкреплённой живыми действиями.

 

Лишь однажды меня вызвала зав. кафедрой и провела воспитательную беседу по поводу моих ненужных вопросов. Я думал, она заботится обо мне, предупреждая, что «языком своим» я могу испортить себе жизнь и будущую карьеру. Но сейчас мне кажется, дело в другом – обычная усталость от жизни, глупые вопросы любопытного студента, на которые не хотят отвечать – молчаливые и осторожные – почти сумевшие добиться карьерного успеха, но утратившие то самое чувство справедливости, властители мира сего.

И какая-такая карьера, уважаемые? Заботьтесь о себе или, скажем, о своих детях. У вас же прекрасные дети, прокладывайте им дорогу. А меня оставьте в покое.

У меня своих проблем предостаточно.

Это ведь – я до беспамятства сидел над учебниками, умирал от волнения на экзаменах, чтобы пробиться на самый блатной факультет в городе. Это ведь – мне удалось самостоятельно поступить и обогнать в успеваемости всех ваших деловых родственников и друзей. Выпало – мне – стать лучшим студентом: по совести и справедливости.

Но что вы знаете о справедливости.

Это, по-вашему, справедливо?

Отдать бюджетные места в аспирантуре – дочкам и сыночкам судейского сообщества и профессорского состава, которым не помешало перечитать хотя бы основную теорию права? Это справедливо? Какого чёрта вы учили нас справедливости, господа? Вы хоть понимаете, на что вы подписались?

Алё! Деканы, профессоры, правоведы! Вы чего?!

Это план такой? Всё идёт по плану?

В этом вообще есть какая-то связь?

 

Кстати о связях.

Один мой приятель гордится связями с высокими людьми в нашем провинциальном городе. Связи не его личные, а родительские. Ну, вполне обычная ситуация.

«У меня есть выход на того-то, я знаком с тем-то…».

Он просто заваливает меня ссылками с фотографиями полковников, руководителей, управленцев и чиновников, довольно приговаривая, вот сюда пойду работать, нет, всё-таки сюда. Или, может, лучше вот сюда.

Какая дилемма. Куда податься крутому парню?

Дружище, остановись. Ты чего?

Зачем я тебя уговорил посмотреть этот популярный ментовской сериал? Ты ведь получал хорошую специальность, ты ведь ни черта не понимаешь в юриспруденции, ты не отличишь следствие от дознания, апелляцию от кассации, уголовное дело от гражданских тяжб. Зачем тебе это полиция? Зачем тебе этот суд?

Это ведь кино, там всё придумано. Кем ты себя возомнил? Опером-головорезом, к которому рекой текут деньги? Ты же этого не скрываешь. Остановись, ты чего?

И перестань говорить о своей протекции. Думаешь, это круто (и справедливо) – валять дурака пять лет, а потом занимать тёплое местечко? Помни, при любом выходе, в первую очередь, ищи вход. Докажи, что ты достоин. А ты достоин?

Но тебе не понять, тебе простительно. В тебя никто не пичкал формальные дозы справедливости. Что ты можешь об этом знать. Тебя может волновать только выход нового сезона того самого сериала про умных полицейских и злых головорезов.

А ведь это всего лишь хорошая режиссёрская работа и умелый труд сценаристов.

Ну, тех, кто как бы занимается творчеством. Кто мыслит иными категориями, кто понимает, что такое – творческий кризис.

Я вот подумал, а может, страдания упомянутого писателя, в таком случае, полностью оправданы. Не пишется ему и не дышится, не получается что-то, значит, он искренне переживает, что похожий на моего приятеля киноман (читатель) не прочтёт (не посмотрит), не оценит – то, что должен оценить. Получается, живёт он для других, не для себя. А ведь это похвально. Страдания по случаю невозможности помочь – это справедливо.

Но мне не понять.

Я обычный человек, я не знаю, чем пахнет настоящее творчество и насколько горяч огонь подобного кризиса.

В конце-концов, я ведь тоже переживаю по поводу справедливости. Получается, и я перегрелся на своём кубинском пляже?

Да и причём тут справедливость. Что справедливо для одного, несправедливого для другого. Такую (конечно, адаптировано пересказанную) мысль пытался донести до нас известный античный философ.

Потому я хочу попросить прощения. У всех, кого обидел.

Пользуйтесь связями, пожалуйста, продолжайте веселиться и наслаждаться результатами знакомств, наплюйте на знание законов и станьте правоприменителями (законы всё равно никому не нужны).

А я… что тут говорить.

Лучший студент говорит вам «спасибо» и уходит отдавать долг Родине. Я же люблю Родину. Лучшему студенту не место в ваших аспирантурах и прокуратурах, лучшему студенту пока рано становиться судьёй, лучший студент подождёт, пока Око справедливости рассмотрит, кто есть кто, и примет окончательное решение.

 

А пока… пока я готовлюсь к службе. Учусь подшивать воротнички, знакомлюсь с уставом, бегаю на длинные дистанции. Мне ведь ещё только предстоит найти нужные связи, которые вытащат меня на поверхность.

 

Хотя, нет. Давайте так…

Пусть я останусь на Кубе.

Море здесь бесконечно тёплое, девушки – картинки, ром – настоящий. Покой уже не снится.

Всё справедливо. Всё идёт по плану. 


Сергей КУБРИН,
ГАВАНА,
Республика Куба




Поделитесь статьёй с друзьями:
Кузнецов Юрий Поликарпович. С ВОЙНЫ НАЧИНАЮСЬ… (Ко Дню Победы): стихотворения и поэмы Бубенин Виталий Дмитриевич. КРОВАВЫЙ СНЕГ ДАМАНСКОГО. События 1967–1969 гг. Игумнов Александр Петрович. ИМЯ ТВОЁ – СОЛДАТ: Рассказы Кузнецов Юрий Поликарпович. Тропы вечных тем: проза поэта Поколение Егора. Гражданская оборона, Постдайджест Live.txt Вячеслав Огрызко. Страна некомпетентных чинуш: Статьи и заметки последних лет. Михаил Андреев. Префект. Охота: Стихи. Проза. Критика. Я был бессмертен в каждом слове…: Поэзия. Публицистика. Критика. Составитель Роман Сенчин. Краснов Владислав Георгиевич.
«Новая Россия: от коммунизма к национальному
возрождению» Вячеслав Огрызко. Юрий Кузнецов – поэт концепций и образов: Биобиблиографический указатель Вячеслав Огрызко. Отечественные исследователи коренных малочисленных народов Севера и Дальнего Востока Казачьему роду нет переводу: Проза. Публицистика. Стихи. Кузнецов Юрий Поликарпович. Стихотворения и поэмы. Том 5. ВСЁ О СЕНЧИНЕ. В лабиринте критики. Селькупская литература. Звать меня Кузнецов. Я один: Воспоминания. Статьи о творчестве. Оценки современников Вячеслав Огрызко. БЕССТЫЖАЯ ВЛАСТЬ, или Бунт против лизоблюдства: Статьи и заметки последних лет. Сергей Минин. Бильярды и гробы: сборник рассказов. Сергей Минин. Симулянты Дмитрий Чёрный. ХАО СТИ Лица и лики, том 1 Лица и лики, том 2 Цветы во льдах Честь имею: Сборник Иван Гобзев. Зона правды.Роман Иван Гобзев. Те, кого любят боги умирают молодыми.Повесть, рассказы Роман Сенчин. Тёплый год ледникового периода Вячеслав Огрызко. Дерзать или лизать Дитя хрущёвской оттепели. Предтеча «Литературной России»: документы, письма, воспоминания, оценки историков / Составитель Вячеслав Огрызко Ительменская литература Ульчская литература
Редакция | Архив | Книги | Реклама | Конкурсы



Яндекс цитирования