Литературная Россия
       
Литературная Россия
Еженедельная газета писателей России
Редакция | Архив | Книги | Реклама |  КонкурсыЖить не по лжиКазачьему роду нет переводуЯ был бессмертен в каждом слове  | Наши мероприятияФоторепортаж с церемонии награждения конкурса «Казачьему роду нет переводу»Фоторепортаж с церемонии награждения конкурса «Честь имею» | Журнал Мир Севера
     RSS  

Новости

17-04-2015
ОБРАЗОВАТЕЛЬНАЯ ШИЗОФРЕНИЯ НА ЛИТЕРАТУРНОЙ ОСНОВЕ
В 2014 году привелось познакомиться с тем, как нынче проводится Всероссийская олимпиада по литературе, которой рулит НИЦ Высшая школа экономики..
17-04-2015
КАКУЮ ПАМЯТЬ ОСТАВИЛ В КОСТРОМЕ О СЕБЕ БЫВШИЙ ГУБЕРНАТОР СЛЮНЯЕВ–АЛБИН
Здравствуйте, Дмитрий Чёрный! Решил обратиться непосредственно к Вам, поскольку наши материалы в «ЛР» от 14 ноября минувшего года были сведены на одном развороте...
17-04-2015
ЮБИЛЕЙ НА БЕРЕГАХ НЕВЫ
60 лет журнал «Нева» омывает берега классического, пушкинского Санкт-Петербурга, доходя по бесчисленным каналам до всех точек на карте страны...

Архив : №07. 27.02.2015

УРОКИ МОЕЙ БАБУШКИ

Уважаемая редакция! С волнением доверяю Вам невымышленную историю о моей бабушке, учительнице начальных классов из города Рассказово Тамбовской области, о Рязановой Нине Николаевне. Я горжусь ею, я благодарна ей, потому что её вера в добро, в правду, её преданность профессии учителя помогла найти свой путь в жизни не только мне, но и многим её ученикам.

Благодарю Вас за возможность поделиться рассказом о жизни дорогого мне человека.

С уважением,

Елена Пойманова (Часовских)


 

Своим первым уроком я бы назвала не тот урок, который провела впервые в седьмом классе Дмитриевщинской школы, куда пришла работать учителем русского языка и литературы. И не тот, который давала на практике, когда училась в Тамбовском государственном педагогическом институте. И даже не тот, на который пришла первоклашкой с белыми бантами и серьёзным намерением получать только «пятёрки». Своим первым уроком я считаю урок, на котором мне довелось сидеть в возрасте 6 лет на задней парте, казавшейся мне огромной, в светлом классе Рассказовской средней школы № 1. Вела урок замечательная учительница – Рязанова Нина Николаевна. Она привела меня в класс, потому что была моей бабушкой и обещала показать мне свою работу. Благодаря тому, что она выполнила своё обещание, я навсегда полюбила школу, строгую тишину урока, весёлое дребезжание звонка, учеников и саму профессию учителя.

Дмитрий ПУСКИН. Дополнительные занятия в школе.
Дмитрий ПУСКИН. Дополнительные занятия в школе.

Я помню, как спокойно и весомо она произносила каждое слово, как внимательно слушали её ученики, рассматривали картинки на доске, писали в тетрадях. Я помню, с каким вдохновением она объясняла новую тему, как живо блестели её глаза – казалось, она видит каждого ученика, с нетерпением ждёт его отклика! Поэтому я считаю тот первый урок самым главным в своей жизни, определившим мою судьбу.

В нашей семье учителем была не только моя бабушка, но и её мама, моя прабабушка, Рязанова (Казакова) Людмила Михайловна, которая работала учителем начальных классов в Рассказовской школе № 14, и мой прадедушка Рязанов Николай Михайлович, бывший директором Верхнеспасской школы и учителем физики и математики. Многие родственники, жившие до войны в Ленинграде, работали в вузах. Судьбы последних сложились трагично: во время Великой Отечественной войны практически все они погибли в блокадном Ленинграде…

Николай Михайлович умер молодым, ещё до войны. Во время вспышки тифа в селе Верхнеспасское он помогал спасать заболевших учеников своей школы, заразился и не перенёс болезни. Этот пример в нашей семье стал определяющим в понимании учительского долга: учитель не только даёт знания, порой он отдаёт и жизнь ради детей. Людмила Михайловна осталась одна с маленькой Ниночкой на руках. Шли тридцатые годы. Как могла прожить с ребёнком на руках в это непростое время молодая учительница? Как не потеряла она веру в себя, не оставила школу ради более выгодной, высокооплачиваемой работы?

Вскоре стало ещё хуже: началась Великая Отечественная война. Голод, холод, продуктовые карточки… Ученики ходили в школу не за знаниями – в школе им давали хлеб, которого не было дома. Бабушка (а она родилась в 1927 году, то есть к началу войны ей было 13–14 лет) рассказывает, как ждали дети окончания уроков, когда на большом подносе приносили в класс тонко нарезанные буханки хлеба непонятного цвета, из которого торчала солома – и всё же это был хлеб! Как писали на полях газет, потому что не было тетрадей, как мёрзли в нетопленых классах, как отказывались двигаться покрасневшие от холода пальцы. И всё же школа продолжала работать!

После окончания войны Нина Николаевна решила пойти по стопам матери и поступила в Рассказовское педагогическое училище. А после его окончания в 1948 году отправилась по комсомольской путёвке на Сахалин в город Холмск работать учителем начальной школы. Детей там было много, четыре параллельных класса, в каждом – более тридцати человек. Сначала начальная школа была четырёхлетней, девочки и мальчики учились раздельно. Нина Николаевна рассказывала, что однажды ей дали класс с 48 учениками! Но ни шума, ни нарушения дисциплины не было. Учителей уважали, в семьях детям внушали любовь и почтение к учителю.

Вместе с мужем, офицером советской армии, моим дедом, бабушка возвратилась на родину в 1957 году. Преподавала в Саюкинской вечерней школе, с 1958 года в Рассказовской средней школе № 3, с 1968 года в школах № 17, 8, наконец, с 1976 года – в средней школе № 1 города Рассказово Тамбовской области. Последний период я и помню. Часто ученики после уроков приходили к ней в гости, отстающие занимались в огромном саду под яблонями, я слышала, как бабушка объясняет им правила или решает с ними задачи. Иногда меня брали на экскурсию или в поход в лес с бабушкиным классом. Удивительно, но в то время она не боялась вести детей далеко за город одна. Ни разу не случилось ничего плохого, ученики были настолько спокойны, дисциплинированны, что по первому зову подбегали к своей учительнице. Надо сказать, что и во время урока у неё все вели себя настолько тихо, что трудно было поверить, что в классе 30 детей. И этого она добивалась любовью и уважением к маленькому человеку: никогда не повышала голос, могла сделать замечание, но строгость не была у неё равнозначна грубости и резкости. Дети замечали и ценили это. До сих пор её ученики, ставшие уже сами дедушками и бабушками, встречая её на улице, всегда останавливаются, чтобы поговорить со своей первой учительницей.

Конечно, выбор мною профессии учителя обусловлен её примером. Но со временем я поняла, что и многого другого в жизни я добилась благодаря тем нравственным законам, которые она вложила в мою душу. Поиск истинных ценностей привёл меня в литературную студию, где я познакомилась с такими же ищущими, как я. Мы до сих пор спорим о смысле жизни и не собираемся взрослеть. Когда я пишу свои сказки, вспоминаю, как строго бабушка спрашивала на уроке: «А тебе стыдно за героя этой сказки? А ты гордишься тем, что он в конце концов преодолел свой страх и поступил справедливо?». Это были правильные вопросы, они помогали не только читать, но и жить.

Любовь к детям вылилась в создание большой семьи. У меня три дочери. Я рассказываю им историю жизни моей бабушки и очень хочу верить, что они почувствуют себя причастными к её трудной, но прекрасной судьбе. Думаю, это поможет им жить, мечтать, исполнять свой долг и делать правильный выбор.


Елена ПОЙМАНОВА (ЧАСОВСКИХ),
г. ТАМБОВ




Поделитесь статьёй с друзьями:
Кузнецов Юрий Поликарпович. С ВОЙНЫ НАЧИНАЮСЬ… (Ко Дню Победы): стихотворения и поэмы Бубенин Виталий Дмитриевич. КРОВАВЫЙ СНЕГ ДАМАНСКОГО. События 1967–1969 гг. Игумнов Александр Петрович. ИМЯ ТВОЁ – СОЛДАТ: Рассказы Кузнецов Юрий Поликарпович. Тропы вечных тем: проза поэта Поколение Егора. Гражданская оборона, Постдайджест Live.txt Вячеслав Огрызко. Страна некомпетентных чинуш: Статьи и заметки последних лет. Михаил Андреев. Префект. Охота: Стихи. Проза. Критика. Я был бессмертен в каждом слове…: Поэзия. Публицистика. Критика. Составитель Роман Сенчин. Краснов Владислав Георгиевич.
«Новая Россия: от коммунизма к национальному
возрождению» Вячеслав Огрызко. Юрий Кузнецов – поэт концепций и образов: Биобиблиографический указатель Вячеслав Огрызко. Отечественные исследователи коренных малочисленных народов Севера и Дальнего Востока Казачьему роду нет переводу: Проза. Публицистика. Стихи. Кузнецов Юрий Поликарпович. Стихотворения и поэмы. Том 5. ВСЁ О СЕНЧИНЕ. В лабиринте критики. Селькупская литература. Звать меня Кузнецов. Я один: Воспоминания. Статьи о творчестве. Оценки современников Вячеслав Огрызко. БЕССТЫЖАЯ ВЛАСТЬ, или Бунт против лизоблюдства: Статьи и заметки последних лет. Сергей Минин. Бильярды и гробы: сборник рассказов. Сергей Минин. Симулянты Дмитрий Чёрный. ХАО СТИ Лица и лики, том 1 Лица и лики, том 2 Цветы во льдах Честь имею: Сборник Иван Гобзев. Зона правды.Роман Иван Гобзев. Те, кого любят боги умирают молодыми.Повесть, рассказы Роман Сенчин. Тёплый год ледникового периода Вячеслав Огрызко. Дерзать или лизать Дитя хрущёвской оттепели. Предтеча «Литературной России»: документы, письма, воспоминания, оценки историков / Составитель Вячеслав Огрызко Ительменская литература Ульчская литература
Редакция | Архив | Книги | Реклама | Конкурсы



Яндекс цитирования