Литературная Россия
       
Литературная Россия
Еженедельная газета писателей России
Редакция | Архив | Книги | Реклама |  КонкурсыЖить не по лжиКазачьему роду нет переводуЯ был бессмертен в каждом слове  | Наши мероприятияФоторепортаж с церемонии награждения конкурса «Казачьему роду нет переводу»Фоторепортаж с церемонии награждения конкурса «Честь имею» | Журнал Мир Севера
     RSS  

Новости

17-04-2015
ОБРАЗОВАТЕЛЬНАЯ ШИЗОФРЕНИЯ НА ЛИТЕРАТУРНОЙ ОСНОВЕ
В 2014 году привелось познакомиться с тем, как нынче проводится Всероссийская олимпиада по литературе, которой рулит НИЦ Высшая школа экономики..
17-04-2015
КАКУЮ ПАМЯТЬ ОСТАВИЛ В КОСТРОМЕ О СЕБЕ БЫВШИЙ ГУБЕРНАТОР СЛЮНЯЕВ–АЛБИН
Здравствуйте, Дмитрий Чёрный! Решил обратиться непосредственно к Вам, поскольку наши материалы в «ЛР» от 14 ноября минувшего года были сведены на одном развороте...
17-04-2015
ЮБИЛЕЙ НА БЕРЕГАХ НЕВЫ
60 лет журнал «Нева» омывает берега классического, пушкинского Санкт-Петербурга, доходя по бесчисленным каналам до всех точек на карте страны...

Архив : №08. 06.03.2015

ВИКТОРУ ВЕРСТАКОВУ, ДЕВЯТОЙ РОТЕ

Прошу учесть ограниченность моего взгляда. Он ограничен эпохой я раньше неверно оценивал чужую молодость.

Свою –  я оценивал верно: молодость есть болезнь. Её печальная сторона – краткость; болезнь проходит, и проходит без вмешательства врачей; она проходит, а вмешательство врачей только-только начинается.

Ну, а чужая молодость – она разве тоже такая? Счесть это было бы несколько чванливо.

И вот я всё-таки долго считал: все, кто не видел 41–45 годов, не полноценны. Верстаков разубедил меня одним из первых, и я его уже за это в чувствах своих лелею и за него молюсь.

 

 

Идёт по России Девятая рота, и нет никого у неё за спиной… Невесело-мужественная, хорошая солдатско-офицерская песня. Неужели и у нас за спиной никого? «И снова кажется, что смотрит, смотрит кто-то; а обернёсся – нету никого». Верстаков развенчал во мне эту химеру.

В 1989 или 1990 году кают-компания теплохода «Консантин Симонов» затеяла спевку: нет, не к концерту – а для себя и от души к душе. Вдруг появился стройный коротко бритый парень в тельняшке и с гитарой. Он пел «Где же ты, мой сад» («С победой приеду»), «Тишина за Рогожской заставою», «Враги сожгли родную хату» и «Броня крепка». Кончили песней «Из-за вас, моя черешня».

Мы не оплошали тоже. А Верстаков и со своей стороны радостно удивился: «Спасибо! Вы неплохо знаете песни пятидесятых годов». Так началось наше четвертьвековое знакомство. В 1992 году вблизи Тирасполя мы отошли в тамбур поезда дальнего следования, оставив в купе Юрия Кузнецова и Василия Белова; Вячеслав Огрызко утверждает – а я каюсь, что забыл – он там был тоже.

Разговорились, услащая себя по-своему и по-русски, про Афганистан и Кабул. Верстаков там воевал, а я никогда. Но, к слову, он прибавил:

– Напрасно думают, будто десантник есть саженного роста квадратный громила. Нет, это может быть простой сухощавый парень.

Он назвал имя собеседника, и в чём-то был прав. Когда в самом Тирасполе наш номер сильно беспокоили ликующие по всей гостинице и на улице победители-интернационалисты, Верстаков решительно пресекал любой дебош, кратко бросая: «Я военнослужащий» – и поползновения притихали. Он знал своё дело и владел словом.

 

                                                                                  ***

 

Через пару лет, заехав в Москву из Японии, я встретил его в метро – кажется, «Пушкинская» – и был удивлён, что Верстаков сменил занятость и подвизается в каком-то рекламном глянцевом журнале.

Так, может, и было. Ну, перестройка и её последствия. Однако сегодня Виктор Глебович снова в седле. Я рад этому, даже эгоистично рад. В Москве под Черкизовом и Преображенкой есть улица Девятая Рота. Когда-то там жил мой ровесник и напарник по Сталинской спортивной школе, чемпион Москвы, Европы и даже, бывало, мира гимнаст Виктор Леонтьев. Я туда до сих пор прихожу вспомнить юность-болезнь (я очень хотел тогда стать пограничником и разведчиком); а сейчас всегда вспоминаю и о Викторе Верстакове.

Это ведь так быть преданным отцу-фронтовику! Он это умел и этому многих учил.

Я-то думал, что только сыну погибшего это под силу. А Верстаков разубедил, и во многом убеждает заново.

 

                                                                                  ***

 

Вы не подумайте, что его «Девятая рота» сеет какие-то сомнения. Есть же русские песни с отрицанием – «Не белы снежки», «Не одна да во поле дорога». Они что – в чём-то зовут усомниться? Нет, русская дорога и на самом деле есть, и она есть только одна. Так вы ж не забывайте об этом песню, если цените советские ордена Красного Знамени и Красной Звезды; если храните их бережно, как отцов Знак почётного чекиста.

А квадратные или блудливо-хваткие вновь выслуженцы и выслуженки на околоминистерских постах? Они хоть из кожи лезь вон – но уже не получат, не заслуживши,

 

Ни ордена Красного Знамени,

Ни ордена Красной Звезды.

 

Верно спето Верстаковым. Ещё не все допеты песни, ещё стучат сердца отцов. Это не мои слова; это, кажется, Фирсов. Оно и хорошо.

Полковник Верстаков! Шаг вперёд. И Верстаков встаёт; он готов и дальше выполнять свой наряд, даже вне очереди. С ним в ряду много-много добрых, крепких ещё людей.

Сидишь так даже и в одиночку зимой у костра, рядом со своим схроном. Ой, мороз, мороз! И думаешь обо всех них; как-то по-русски и тепло.


Сергей НЕБОЛЬСИН




Поделитесь статьёй с друзьями:
Кузнецов Юрий Поликарпович. С ВОЙНЫ НАЧИНАЮСЬ… (Ко Дню Победы): стихотворения и поэмы Бубенин Виталий Дмитриевич. КРОВАВЫЙ СНЕГ ДАМАНСКОГО. События 1967–1969 гг. Игумнов Александр Петрович. ИМЯ ТВОЁ – СОЛДАТ: Рассказы Кузнецов Юрий Поликарпович. Тропы вечных тем: проза поэта Поколение Егора. Гражданская оборона, Постдайджест Live.txt Вячеслав Огрызко. Страна некомпетентных чинуш: Статьи и заметки последних лет. Михаил Андреев. Префект. Охота: Стихи. Проза. Критика. Я был бессмертен в каждом слове…: Поэзия. Публицистика. Критика. Составитель Роман Сенчин. Краснов Владислав Георгиевич.
«Новая Россия: от коммунизма к национальному
возрождению» Вячеслав Огрызко. Юрий Кузнецов – поэт концепций и образов: Биобиблиографический указатель Вячеслав Огрызко. Отечественные исследователи коренных малочисленных народов Севера и Дальнего Востока Казачьему роду нет переводу: Проза. Публицистика. Стихи. Кузнецов Юрий Поликарпович. Стихотворения и поэмы. Том 5. ВСЁ О СЕНЧИНЕ. В лабиринте критики. Селькупская литература. Звать меня Кузнецов. Я один: Воспоминания. Статьи о творчестве. Оценки современников Вячеслав Огрызко. БЕССТЫЖАЯ ВЛАСТЬ, или Бунт против лизоблюдства: Статьи и заметки последних лет. Сергей Минин. Бильярды и гробы: сборник рассказов. Сергей Минин. Симулянты Дмитрий Чёрный. ХАО СТИ Лица и лики, том 1 Лица и лики, том 2 Цветы во льдах Честь имею: Сборник Иван Гобзев. Зона правды.Роман Иван Гобзев. Те, кого любят боги умирают молодыми.Повесть, рассказы Роман Сенчин. Тёплый год ледникового периода Вячеслав Огрызко. Дерзать или лизать Дитя хрущёвской оттепели. Предтеча «Литературной России»: документы, письма, воспоминания, оценки историков / Составитель Вячеслав Огрызко Ительменская литература Ульчская литература
Редакция | Архив | Книги | Реклама | Конкурсы



Яндекс цитирования