Литературная Россия
       
Литературная Россия
Еженедельная газета писателей России
Редакция | Архив | Книги | Реклама |  КонкурсыЖить не по лжиКазачьему роду нет переводуЯ был бессмертен в каждом слове  | Наши мероприятияФоторепортаж с церемонии награждения конкурса «Казачьему роду нет переводу»Фоторепортаж с церемонии награждения конкурса «Честь имею» | Журнал Мир Севера
     RSS  

Новости

17-04-2015
ОБРАЗОВАТЕЛЬНАЯ ШИЗОФРЕНИЯ НА ЛИТЕРАТУРНОЙ ОСНОВЕ
В 2014 году привелось познакомиться с тем, как нынче проводится Всероссийская олимпиада по литературе, которой рулит НИЦ Высшая школа экономики..
17-04-2015
КАКУЮ ПАМЯТЬ ОСТАВИЛ В КОСТРОМЕ О СЕБЕ БЫВШИЙ ГУБЕРНАТОР СЛЮНЯЕВ–АЛБИН
Здравствуйте, Дмитрий Чёрный! Решил обратиться непосредственно к Вам, поскольку наши материалы в «ЛР» от 14 ноября минувшего года были сведены на одном развороте...
17-04-2015
ЮБИЛЕЙ НА БЕРЕГАХ НЕВЫ
60 лет журнал «Нева» омывает берега классического, пушкинского Санкт-Петербурга, доходя по бесчисленным каналам до всех точек на карте страны...

Архив : №08. 06.03.2015

ВОССТАНАВЛИВАЕТСЯ СВЯЗЬ ПОКОЛЕНИЙ

                                                                         Сергей ДОНБАЙ,

                                                    главный редактор  журнала «Огни Кузбасса»

 

– Сергей Лаврентьевич, в ушедшем году Кемеровская область праздновала несколько юбилеев: 65-летие журнала «Огни Кузбасса» и столько же исполнилось роману Александра Волошина «Земля Кузнецкая», который можно считать первым крупным произведением в кемеровской словесности. Как вы отметили эти события?

– Это важнейшие для нас даты. Представляя журнал, я всегда говорю о выходе первых двух номеров альманаха «Огни Кузбасса», где был напечатан роман Александра Волошина «Земля Кузнецкая». Публикация не осталось не замеченной. Её перепечатали вначале в «Сибирских огнях», а позже главный редактор «Нового мира» Константин Симонов доработал текст и опубликовал его в самом авторитетном тогда издании. Сталин прочитал роман и принял крепкое своё решение – дать ему премию. Так «Земля Кузнецкая» получила Сталинскую премию.

– Вы были знакомы с Александром Волошиным. Какое он производил впечатление?

– Он представал маститым писателем. Запомнилась его красивая внушительная клюка, на которую Александр Никитич опирался. Но я познакомился с ним, когда он был уже старенький…

Я помню разговоры на литературные темы здесь, в редакции «Огней Кузбасса». Александр Волошин размышлял о романе Михаила Шолохова «Тихий Дон» и говорил: «Кто бы знал на Земле о казаках, если бы о них не написал Шолохов?» А я про себя думал: а кто бы знал о Кемеровской области, если б не роман «Земля Кузнецкая»? Полагаю повлиянию могут вполне соотноситься эти произведения, но масштабы их влияния на читателей разные. Вспоминаю однако, что видел у Александра Никитича целую полку его книг, переведённых на иностранные языки.

– Обратимся к вашему творческому пути. Когда у вас появился интерес к поэзии? Какой был круг чтения в старших классах и в студенческие годы?

– В средней школе современную поэзию я не знал и не читал. Отец оставил мне в наследство большую коллекцию книг из серии «Малая библиотека поэзии». Он был архитектором старой закалки и культуры, читал, рисовал всю жизнь. Я продолжил его традицию и стал собирать «Большую библиотеку поэзии». Со школьных лет самое сильное влияние оказывал на меня Владимир Маяковский. Но уже в Новосибирске, где я учился в институте, к его творчеству охладел.

Новосибирская поэтическая среда – отдельная большая тема. На литературной студии Ильи Фонякова я познакомился и подружился с поэтами Александром Плитченко, Геннадием Карпуниным, который потом какое-то время был главным редактором «Сибирских огней», Ниной Греховой, Нелли Заусиной и другими молодыми ребятами. Эти авторы многое мне дали. Илья Фоняков организовывал нам выступления в разных городах. Например, в Томске. В общем, когда я вернулся после учёбы в Кемерово, вначале мне было скучно. Правда, недолго. Я быстро влился в писательское сообщество и отождествлял себя с ним.

В 1970-м году вышла моя первая книга «Утренняя дорога». Она входила в состав так называемой «кассеты». В ней кроме меня были напечатаны ещё несколько поэтов – Валерий Зубарев, Леонид Гержидович и другие.

– А проза как развивалась в Кузбассе на фоне поэзии?

– Когда Евгений Буравлев в Кемерово создал писательскую организацию, в неё вошло четыре поэта – сам Буравлев, Тамара Ян, Геннадий Молостнов, Герберт Генке и лишь один прозаик Александр Волошин. Но это ещё было до нашей «кассеты», моё поколение только приглядывалось к творческой жизни. Только-только начиналось время, когда нас заметили. Да и мы не столь уж скептически относились к «старичкам», которым было по тридцать лет.

А чуть раньше у меня был некоторый новосибирский снобизм. Почему-то я считал, что в Кемерово не знают стихотворений Марины Цветаевой, Бориса Пастернака… Но выяснилось – читали. Поэзия тогда была воздухом эпохи.

– А как сложилась ваша вторая поэтическая книга?

– В отличие от первой я работал над ней более осознанно. Появилось название «Прелесть смысла» и соответствующие стихотворения. Вот строки из неё:

 

Но во всём есть прелесть смысла,

Помнишь: слякоть, темнота…

И качались наши лица

Возле тросточки зонта.

 

Я развивал собственную «философию». О том, что прелесть относится к области чувства. Смысл же принадлежит области ума. И как же переплетается чувства и ум? Практически все стихи были об этом. Да и теперь этот образ не теряет своей универсальности. На пересечении смысла и чувства высекается искра поэзии. Хотя в дальнейшем, я от подобной тематики отошёл и для меня ключевым стало сопоставление понятий «свобода» и «воля». И я к ним подошёл чисто по-сибирски. Воля – это все стихии из которых мы состоим и которые имеются на Земле. И эта воля даёт нам силу в Сибири, развивает патриотизм. В Сибири мы чувствуем себя ближе к стихиям в чистом их проявлении. Намного ближе, чем в любой европейской части нашей страны и вообще в Европе. Так я считаю. Сибирь – совершенно уникальное место. Надо здесь долго прожить, чтоб это почувствовать. Если раньше многие не знали о Сибири, то сейчас где бы ты не был на планете – в Москве ли, в Афинах, в Лондоне, в Париже ли, в Риме везде знают о Кузбассе и даже о нашем губернаторе Амане Тулееве. И хорошо, что знают!

 

…Оттого, что куржак, как живой розовеет,

Оттого, что вот здесь, как когда-то меня,

Чью-то новую жизнь соберёт и согреет

Воля воздуха, влаги, земли и огня.

 

– Вы говорили, что долго не читали и не признавали современную поэзию. Когда же вы с ней познакомились и полюбили?

– Первая современность, которая мне запомнилась и пришлась по душе – это стихи нашего томского поэта Василия Казанцева. Он – талантливый продолжатель традиций Тютчева и Баратынского. С удовольствием читал Евгения Винокурова. Нравилась поэзия Юнны Мориц, раньше она принадлежала к другому лагерю. Но сейчас, похоже, либеральная кампания перестала её устраивать и она отошла от неё, возродившись патриотическими стихами. Многие поэты из Кемерово, Новосибирска и других городов Сибири вызывают немалый интерес.

А что касается классики, мне вспоминается книжка Лопе де Веги «Грибы на кочке» – этот образ, само название удивляет тем, что где бы ты ни был: пиши о том, что знаешь, о самом родном и понятном, что всегда рядом с тобой. Это настроение сопутствует моим стихам. В Париже я вспомнил о том, что по возвращению надо будет копать картошку. Чем не тема стихотворения?

– Вернёмся к началу разговора. «Огням Кузбасса» – 65. Когда вы начали работать в журнале? Какова эволюция издания?

– В журнале я работаю с 1976 года. Работал ответственным секретарём, последние одиннадцать лет являюсь главным редактором. «Огни Кузбасса» был всегда сердцевиной литературного процесса в Кемерово и держал высокую планку качества. Фильтр у нас такой, что графоман не пролетит. Были у нас тяжёлые времена, особенно в перестроечный период. Пришлось даже расходиться с отдельными авторами не по идеологическим, а по морально-нравственным принципам. Ведь мы не допустили ненормативную лексику на страницы издания. Тем более, что нас читают все поколения, в том числе и дети. Для начинающих у нас есть рубрика «Светлица», в которой печатаются лучшие рассказы и стихи школьников. Мы даже проводили совместно с одним из кемеровских банков литературный конкурс, и победители получили солидные денежные вознаграждения. Так что литературную смену «Огни Кузбасса» готовят…

– Остаётся проблема графомании.

– Я ещё не всё сказал. Дело в том, что последние годы журнал выходит с периодичностью шесть номеров в год. При этом вырос объём до 182 страниц. В журнале три сотрудника: я, ответственный секретарь Дмитрий Мурзин и литературный редактор Агата Рыжова. Кстати, хочу заметить, когда я стал редактором – настоял на том, что вся редколлегия будет работать на журнал. И она усердно работает над рукописями.

В эру интернета нам стало немного проще – рукописи приходят по электронной почте и не нужно тратить время на их набор. Параллельно с бумажной версией журнала есть и электронная. Все тексты выкладываются на нашем сайте.

Относительно графоманов. Какую политику проводит журнал? Мы просто их не замечаем. Был опыт конструктивной критики, но тогда нас графоманская стая попыталась засудить. Решили с ними больше не связываться.

– Как журнал позиционирует себя в контексте других «толстяков» и кто ваши союзники?

– У нас есть подзаголовок «журнал писателей России». А если вы откроете страницу с выходными данными, там прочитаете – журнал «Огни Кузбасса» проводит курс на расширение творческих связей с писателями, а также с журналами других регионов России: «Наш современник» (Москва), «Родная Ладога» (Санкт-Петербург), «Сибирские огни» (Новосибирск), «День и ночь» (Красноярск), «Врата Сибири» (Тюмень), «Алтай» (Барнаул), «Бийский вестник» (Бийск), «Дальний Восток» (Хабаровск), «Сибирь» (Иркутск), «Начало века» (Томск), «Сихотэ-Алинь» (Владивосток), «Литературный меридиан» (Приморский край, г. Арсеньев), «Подъём» (Воронеж), «Север» (Петрозаводск). Это наши союзники. С каждым годом их становится всё больше.

– Вы в самом жерле творческих процессов. Каковы нынешние основные тенденции в поколениях поэтов и писателей – младшем, среднем и пожилом?

– Самое важное, на мой взгляд, состоит в том, что намечается восстановление традиционных связей между поколениями. Возникает единство. Ничто не потеряно сейчас и для большой литературы всегда найдётся достаточно художественного материала. Не нужно ничего выдумывать. Другое дело – увеличивающийся разрыв между лагерями патриотов и либералов. Никогда этот разрыв так явно не выползал на поверхность… К нам на юбилей «Огней Кузбасса» приезжал заместитель главного редактора журнала «Наш современник» Александр Казинцев, и он говорил о разочаровании, которое охватывает его как публициста (А. Казинцев в каждом номере «НС» публиковал обзоры последних социально-политических событий, которые складывались в сюжеты его книг).

– Мне кажется, что государственный переворот на Украине принёс некоторые разочарования. Как возродить дружбу русского и украинского народов?

– Главная опора на русский язык великий и могучий. То, что написано на русском языке – это не состязание в политических амбициях, а предмет художественного соперничества. Сочиняя на русском языке, автор предъявляет претензию только в том, насколько хорошо и полно он отражает происходящее вокруг. Важно, чтобы книга могла увлечь, оставаться в сознании надолго, пусть и подспудно. И тогда содержание станет нашей сутью, нравственностью. Помним же мы книги, прочитанные в детстве – они остаются с нами на всю жизнь. Надеюсь, 2015 год – год литературы будет плодотворным в плане творческих контактов между Россией и Украиной. Дружба и сотрудничество начнётся с взаимопонимания русских и украинских поэтов, писателей, литературных критиков. А вот и первая ласточка – в ДНР на днях создан свой Союз писателей.


Беседовал Александр МУХАРЕВ,
г. КЕМЕРОВО




Поделитесь статьёй с друзьями:
Кузнецов Юрий Поликарпович. С ВОЙНЫ НАЧИНАЮСЬ… (Ко Дню Победы): стихотворения и поэмы Бубенин Виталий Дмитриевич. КРОВАВЫЙ СНЕГ ДАМАНСКОГО. События 1967–1969 гг. Игумнов Александр Петрович. ИМЯ ТВОЁ – СОЛДАТ: Рассказы Кузнецов Юрий Поликарпович. Тропы вечных тем: проза поэта Поколение Егора. Гражданская оборона, Постдайджест Live.txt Вячеслав Огрызко. Страна некомпетентных чинуш: Статьи и заметки последних лет. Михаил Андреев. Префект. Охота: Стихи. Проза. Критика. Я был бессмертен в каждом слове…: Поэзия. Публицистика. Критика. Составитель Роман Сенчин. Краснов Владислав Георгиевич.
«Новая Россия: от коммунизма к национальному
возрождению» Вячеслав Огрызко. Юрий Кузнецов – поэт концепций и образов: Биобиблиографический указатель Вячеслав Огрызко. Отечественные исследователи коренных малочисленных народов Севера и Дальнего Востока Казачьему роду нет переводу: Проза. Публицистика. Стихи. Кузнецов Юрий Поликарпович. Стихотворения и поэмы. Том 5. ВСЁ О СЕНЧИНЕ. В лабиринте критики. Селькупская литература. Звать меня Кузнецов. Я один: Воспоминания. Статьи о творчестве. Оценки современников Вячеслав Огрызко. БЕССТЫЖАЯ ВЛАСТЬ, или Бунт против лизоблюдства: Статьи и заметки последних лет. Сергей Минин. Бильярды и гробы: сборник рассказов. Сергей Минин. Симулянты Дмитрий Чёрный. ХАО СТИ Лица и лики, том 1 Лица и лики, том 2 Цветы во льдах Честь имею: Сборник Иван Гобзев. Зона правды.Роман Иван Гобзев. Те, кого любят боги умирают молодыми.Повесть, рассказы Роман Сенчин. Тёплый год ледникового периода Вячеслав Огрызко. Дерзать или лизать Дитя хрущёвской оттепели. Предтеча «Литературной России»: документы, письма, воспоминания, оценки историков / Составитель Вячеслав Огрызко Ительменская литература Ульчская литература
Редакция | Архив | Книги | Реклама | Конкурсы



Яндекс цитирования