Литературная Россия
       
Литературная Россия
Еженедельная газета писателей России
Редакция | Архив | Книги | Реклама |  КонкурсыЖить не по лжиКазачьему роду нет переводуЯ был бессмертен в каждом слове  | Наши мероприятияФоторепортаж с церемонии награждения конкурса «Казачьему роду нет переводу»Фоторепортаж с церемонии награждения конкурса «Честь имею» | Журнал Мир Севера
     RSS  

Новости

17-04-2015
ОБРАЗОВАТЕЛЬНАЯ ШИЗОФРЕНИЯ НА ЛИТЕРАТУРНОЙ ОСНОВЕ
В 2014 году привелось познакомиться с тем, как нынче проводится Всероссийская олимпиада по литературе, которой рулит НИЦ Высшая школа экономики..
17-04-2015
КАКУЮ ПАМЯТЬ ОСТАВИЛ В КОСТРОМЕ О СЕБЕ БЫВШИЙ ГУБЕРНАТОР СЛЮНЯЕВ–АЛБИН
Здравствуйте, Дмитрий Чёрный! Решил обратиться непосредственно к Вам, поскольку наши материалы в «ЛР» от 14 ноября минувшего года были сведены на одном развороте...
17-04-2015
ЮБИЛЕЙ НА БЕРЕГАХ НЕВЫ
60 лет журнал «Нева» омывает берега классического, пушкинского Санкт-Петербурга, доходя по бесчисленным каналам до всех точек на карте страны...

Архив : №12. 03.04.2015

«ВИКА» КАК «ЖИЛЕТКА»

Инфопространство не терпит пустот. Всё строже отношение читателя даже к самой мелкой заметке, всё чаще заглядывает он в Википедию – или же ищет что-то более детализированное. Справочные материалы стали товаром, который прежде находился в столь узком пользовании, что требовались целые министерства и институты, чтобы обрабатывать и упорядочивать эти материалы. Кстати, многие из них – уже не по политическим, а весьма человеческим причинам (нехватка рабочих рук в архивах), – до сих пор не поступили в открытый доступ.

На Западе до появления Интернета «Ридерз дайджест» заполнял информационные пустоты. У нас – «Кто есть кто» до появления Википедии. Однако должен обижать нас сам факт того, что в России не нашлось креативщиков или на тот момент инноваторов (различаю термины, поскольку сам в 90-х начинал трудовой путь в книготоргово-обучающем центре с романтическим названием «Интор»: Инновации в науке, технике, образовании»), и пришлось делать Ру-Википедию, нечто вроде совместного предприятия. А ведь была и Большая Советская энциклопедия, а потом и Российская – ниже качеством, зато выдержала 4 издания. Было, на что равняться, откуда заимствовать стандарты и уровень проверенности информации.

Кстати, монополизировать источники, а точнее сам процесс поставки информации уже в нулевых пытались многие информагентства – помню, в «Независимое обозрение» названивала дама и, после ненавязчивых наших отказов сотрудничать, колола: «А откуда вы берёте информацию, с какими источниками работаете?» (уж не у нас ли, но задаром?). Голос звучал прокурорски – ведь и в начале 00-х требовались ссылки (ещё не гиперссылки, но…) в текстах («по материалам…»). Конечно, такой коммерческий контроль пришёл на место контроля идеологического – если в БСЭ каждая справка много раз выверялась и даже имела личную подпись, то теперь приватизация диктовала, кому что знать…

Например, с 1962 по 1978 год у нас издавалась девятитомная «Краткая литературная энциклопедия», которую буквально матами крыли почвенники, ведь в первых томах очень скупо были поданы ретрограды: Бабаевский, Бубеннов. Охранители возмущались: почему едва появившимся на литературный свет Аксёнову, Вознесенскому, Евтушенко, Лакшину уделялось огромное внимание, а отцам истинно русской демократии посвятили лишь несколько строк. Но крыть было нечем: в литэнциклопедии каждая заметка имела своего автора. Подпись – казалось бы, в самые тоталитарные времена, – давала простор демократии, поскольку за информацию отвечал конкретный человек.

Да, за подписью крылась репутация. Никакой усреднённости и пресловутой винтичности во всеобщем источнике информации, выходящем баснословным по нашим временам тиражом – парадокс? Но он объясним, если учесть, что общество было едино в устремлении, но весьма полифонично вне авангарда соцстроительства, там где действие не осуществлялось, но ещё обдумывалось, обсуждалось. Например, справочный материал о Якове Эльcберге был подписан в КЛЭ неким Г.П. Уткиным. Так редакция энциклопедии прозрачно намекала на причастность учёного к органам ГПУ и несостоявшемуся в начале 1953 года «Делу литературоведов» и посадке Пинского. Подпись тогда, как и коллективные подписи под приговорами – значила очень много, а закон был обоюдоострым. Так, если мою бабушку пытались «за дворянское происхождение» в 1937-м пустить по общему сценарию некие прокурор Онегин и гражданка Орлова, то проиграв процесс, они были вынуждены выселиться из Москвы. Потому абсурдно называть репрессии сталинскими – они были всеобщими, о чём (политически узко, но всё же) намекал и Довлатов.

Конечно, и в Краткой литературной энциклопедии не всё было гладко. Но после выхода дополнительного девятого тома в 1978-м возникла пустота. Да, «Вика» пытается и тут заполнить безмолвие своими буквами, но у специалистов накапливаются претензии. В литературной её части, конечно, есть демократизм – пишут и студенты, и академики, если имеют залинкованную меж собой и таким образом подтверждающуюся информацию. Если раньше, при составлении словников, требовались даже по самым кратким справкам согласования в разных отделах ЦК партии (спорили, кто достоин упоминания, кто нет), то теперь – свобода: кто велик, кто мелок, – голосуют юзеры…

В «Вике» есть очевидные плюсы: умер персонаж, так на следующий день на его страничке появляется траурная дата. Но есть и минусы: современность отражена богато, а вот с ретроспективными материалами, собственно историческими, пока бедновато обстоят дела. 20–30-летняя давность – уже непролазный лес для «Вики».

Ещё живы ветераны литпроцесса, помнящие горячие статьи, возникшие в начале 60-х в баталиях «Октября» и «Нового мира», пламенная Лариса Крячко у Кочетова громила затаённую контру «Нового мира», а из него отвечал ей не менее горячий Сурвилло. Но никого из них «Вика» не знает… Да, в сравнении с Большой советской энциклопедией и литэнциклопедией, «Вика» выглядит беспристрастнее, но и в неё закрадываются определённого свойства тенденциозности. Следит, например, за «Викой» замечательный поэт Пётр Кошель, поскольку сам в неё пишет много и ценно (ему принадлежит более 400 статей, часть из них, к слову, изучают в университете). Ему обидно, что многие исторические персонажи не отражены там – вот и проделывает колоссальную работу, чтоб в «виртуальность» заселить нашу Историю. Многие видные деятели 19-го века получили Вики-прописку исключительно благодаря Кошелю. Однако тот же Кошель заметил, что и тут существует своего рода цензура, заменённая модератором…

Мне вот весьма интересна история изданий, с которыми я сотрудничал, но про «Независимое обозрение» (2002–2004) вы мало что найдёте в «Вике» – к сожалению, и сайта nob.ru давно нет, некому было платить за хостинг и домен, а ведь столько великолепных статей погребено под этим коротким доменом… И другого постоянного автора «ЛР» и «НГ-экслибриса» Максима Артемьева перо там поработало достойно – но не прочитать (если только кто-то перепечатал…). То есть, возьмись я сейчас делать страничку НОБа – не на что было бы давать ссылки, – проблема…

У «Нашего современника» неплохая страница (куда своевременно добавится и моя повесть «Наш собутыльник», о пропитых нулевых там, видимо) – но снова акцент сделан на публиковавшихся в наши дни и в 1970-х, а ведь журнал-то выходит с оттепельного 1956-го. И было в нём немало драм – не один уход персонажа повести, Историка, не одна улыбка Чеширского Попа… Ничего не сказано на странице о том, как били в Кремле «НС» за очерки Петра Ребрина и рассказы Евгения Носова. Главные редакторы перечислены, но не сказано ничего о ключевых сотрудниках прошлых лет. Даже не упомянут Юрий Селезнёв с его историческим выпуском ноября 1981-го и последующим изгнанием из журнала.

А зайдите, к примеру, на страничку журнала «Молодая гвардия». Не ясно, что после воссоздания этого издания в 1956 году его первым редактором был критик Александр Макаров. Не нашли отражения коллизии с публикацией стихов колеблющегося вместе с линией партии Евгения Евтушенко и легендарной повести Юрия Бондарева «Батальоны просят огня». В списке главных редакторов отсутствуют Илья Котенко, Олег Смирнов, Феликс Овчаренко.

Зато вот на страничке «ЛР» – богато, тут баталии. Правда, баталии только полуторагодовой давности – по закону сетевых анонсов-выносов, оттесняющие баталии и просто ценную информацию прошлых лет. Ведь здесь работали и изысканный Саша Соколов, и неистовый Владимир Бушин, и одиозный Марк Дейч – а мы (и соответственно – все) читаем лишь о каком-то мелкотравчатом конфликте Максима Лаврентьева, – причём не внутреннем конфликте, а где-то там, в Литинституте и не печатавшем «Новом мире». А первая страница невелика, всего не вмещает. Ни слова о связанных с газетой сюжетах, в которых фигурируют имена Анны Ахматовой, Беллы Ахмадулиной, Солженицына, Распутина. Всё это оттёрто скандалом вокруг неоценённого Андреем Василевским очередного «солнца русской поэзии».

Впрочем, вспоминая афоризмы Ахматовой, можно и о Лаврентьеве сказать: какую биографию делают нашему… Правда, по наблюдениям П.Кошеля, делает биографию настойчиво сам автор. Едва ли не еженедельно: «Утром мажу бутерброд – сразу мысль, а Вике в рот?»

Увы, подписи, как в Краткой литэнциклопедии, нет, но текст один и тот же «восстанавливается» на первой странице. Верно, в современном литературном, да и в целом – культурном, пространстве нужен скандал, чтобы заметили. Правда, «линка» на сам скандал никто не даст – ведь поэт обложил матом бедную старушку из Литинститута… Поступок этот не встретил понимания и у коллег – но скандал готов, должны бы теперь читать.

Я и сам уже тянусь ко второй книге «хорошего, классичного», по определению другого экс-сотрудника «ЛР» Сергея Шаргунова, Лаврентьева – может, не всё так плохо, не всё там мат?.. Да поможет мне Будда на обложке. Но что сильнее, скандал или стихи – вот вопрос основной. Может, облыжный скандал-то и даже обложка сотрётся, а позор поступка останется, перефразируем мы уже Раневскую, мастерицу не только мата...


 

                                               Вклад в Википедию непризнанного гения,

                                               умеющего лишь обкладывать отборным

                                               матом бедных старушек из Литинститута

 

Пётр Кошель удивлён тем, как подаёт Википедия материал о текущем литпроцессе. Он провёл собственное расследование и выяснил, что переписывает современную историю на свой лад один человек: Максим Лаврентьев. В доказательство Кошель привёл вот эти листки с вкладом участника в Википедию

 


Дмитрий ЧЁРНЫЙ




Поделитесь статьёй с друзьями:
Кузнецов Юрий Поликарпович. С ВОЙНЫ НАЧИНАЮСЬ… (Ко Дню Победы): стихотворения и поэмы Бубенин Виталий Дмитриевич. КРОВАВЫЙ СНЕГ ДАМАНСКОГО. События 1967–1969 гг. Игумнов Александр Петрович. ИМЯ ТВОЁ – СОЛДАТ: Рассказы Кузнецов Юрий Поликарпович. Тропы вечных тем: проза поэта Поколение Егора. Гражданская оборона, Постдайджест Live.txt Вячеслав Огрызко. Страна некомпетентных чинуш: Статьи и заметки последних лет. Михаил Андреев. Префект. Охота: Стихи. Проза. Критика. Я был бессмертен в каждом слове…: Поэзия. Публицистика. Критика. Составитель Роман Сенчин. Краснов Владислав Георгиевич.
«Новая Россия: от коммунизма к национальному
возрождению» Вячеслав Огрызко. Юрий Кузнецов – поэт концепций и образов: Биобиблиографический указатель Вячеслав Огрызко. Отечественные исследователи коренных малочисленных народов Севера и Дальнего Востока Казачьему роду нет переводу: Проза. Публицистика. Стихи. Кузнецов Юрий Поликарпович. Стихотворения и поэмы. Том 5. ВСЁ О СЕНЧИНЕ. В лабиринте критики. Селькупская литература. Звать меня Кузнецов. Я один: Воспоминания. Статьи о творчестве. Оценки современников Вячеслав Огрызко. БЕССТЫЖАЯ ВЛАСТЬ, или Бунт против лизоблюдства: Статьи и заметки последних лет. Сергей Минин. Бильярды и гробы: сборник рассказов. Сергей Минин. Симулянты Дмитрий Чёрный. ХАО СТИ Лица и лики, том 1 Лица и лики, том 2 Цветы во льдах Честь имею: Сборник Иван Гобзев. Зона правды.Роман Иван Гобзев. Те, кого любят боги умирают молодыми.Повесть, рассказы Роман Сенчин. Тёплый год ледникового периода Вячеслав Огрызко. Дерзать или лизать Дитя хрущёвской оттепели. Предтеча «Литературной России»: документы, письма, воспоминания, оценки историков / Составитель Вячеслав Огрызко Ительменская литература Ульчская литература
Редакция | Архив | Книги | Реклама | Конкурсы



Яндекс цитирования