Литературная Россия
       
Литературная Россия
Еженедельная газета писателей России
Редакция | Архив | Книги | Реклама |  КонкурсыЖить не по лжиКазачьему роду нет переводуЯ был бессмертен в каждом слове  | Наши мероприятияФоторепортаж с церемонии награждения конкурса «Казачьему роду нет переводу»Фоторепортаж с церемонии награждения конкурса «Честь имею» | Журнал Мир Севера
     RSS  

Новости

17-04-2015
ОБРАЗОВАТЕЛЬНАЯ ШИЗОФРЕНИЯ НА ЛИТЕРАТУРНОЙ ОСНОВЕ
В 2014 году привелось познакомиться с тем, как нынче проводится Всероссийская олимпиада по литературе, которой рулит НИЦ Высшая школа экономики..
17-04-2015
КАКУЮ ПАМЯТЬ ОСТАВИЛ В КОСТРОМЕ О СЕБЕ БЫВШИЙ ГУБЕРНАТОР СЛЮНЯЕВ–АЛБИН
Здравствуйте, Дмитрий Чёрный! Решил обратиться непосредственно к Вам, поскольку наши материалы в «ЛР» от 14 ноября минувшего года были сведены на одном развороте...
17-04-2015
ЮБИЛЕЙ НА БЕРЕГАХ НЕВЫ
60 лет журнал «Нева» омывает берега классического, пушкинского Санкт-Петербурга, доходя по бесчисленным каналам до всех точек на карте страны...

Архив : №12. 03.04.2015

ФЕДОТ, ДА НЕ ТОТ

 Если на клетке слона прочтёшь надпись «буйвол»,

не верь глазам своим.

К.Прутков. Мысли и афоризмы.

 

Скажите, может ли быть ароматным спитый чай? Ответ очевиден. В искусстве же возможны варианты. Достаточно вспомнить титанов Возрождения, например, Шекспира или лидеров Просвещения, того же Вольтера. Они брали чужие идеи, сюжеты и создавали на этом материале свои шедевры. Благо вопрос об авторском праве, хоть и витал в воздухе, например, 18 века, ещё не был поставлен в юридическую плоскость.

Сейчас проще: чужую идею можно купить вполне законно. Что и демонстрирует наше ТВ: практически все популярные шоу, ток-шоу и телесериалы – это клоны зарубежной продукции. Увы. Но, если иногда что-то из этого выходит в нашем варианте не хуже, то не редко бывает и так, что выходит, но гораздо хуже оригинала.

Телеканал «Россия.1» показал нам сериал «Родина», прямо скажем, корявую копию с американского варианта, тоже под названием «Родина», идея которого в свою очередь был взята за доллары у израильтян (сериал «Военнопленный», сценарист Гидеон Раф, 2010 г.). Нашу «Родину» ковали сценаристы Михаил Шульман и Павел Лунгин (он же – режиссёр), и продюсеры – тот же Павел Лунгин и Тимур Вайнштейн (известный другим дубовым «шедевром», в создании которого он принял участие, телесериалом «Пепел», о котором «Литературная Россия» писала в статье «Кривые руки», № 45–46 за 2013 г.). Малочисленность ли сценарного коллектива, всего-навсего, дуэт, или общая бездарность этих авторов – хотя, вроде бы, Лунгин в обойме известных теле- и кинодеятелей, но результат таков, что поневоле вспоминаешь высказывание гениального кинорежиссёра Александра Довженко: «…Жаль, что матери многих сценаристов и режиссёров не сделали себе вовремя аборты».

Израильские и американские уши торчат отовсюду в этом сериале. Потому что сценаристы Шульман – Лунгин не удосужились даже правдоподобно приспособить материал к нашим реалиям. Те же американцы сочиняли-адаптировали идею силами 12 (!) сценаристов. Арабско-израильский конфликт уже приобрёл черты бесконечности, у израильтян это всегда актуально – заложники, пленные, адаптация вернувшихся. У американцев с их богатым опытом встревания во все дырки Ближнего и Среднего Востока с соответствующим результатом – тоже.

Наши же «авторы»-режиссёры-продюсеры, видимо, захотели проскочить на шармачка. Или пожадничали пригласить дополнительные сценарные силы. И вот что получилось.

Первое, что бросается в глаза при просмотре «нашего» сериала «Родина» (лучше бы назвали «Чужбина», не так обидно было бы, да и больше бы соответствовало невнятице содержания), это многочисленные ляпы, не заметить которые можно только специально. Герой Владимира Машкова, майор морской пехоты Брагин, попадает в чеченский плен в 1993 году. А, замечу, войсковые боевые действия начались в Чечне фактически в декабре 1994 года. Спецоперация? Какая и кем она проводилась? Не объяснено. Морпехи же участвовали в боевых действиях с 1995 года. И почему в Чечне сплошь арабы, арабский язык, усадьба в духе «Тысячи и одной ночи» (куда прибывает с сыном Мусой главный злодей Бен-Джалид, чтобы получить удар ракетой по наводке смартфона, подаренного ему русским богачом Басовым в исполнении А.Мерзликина), а от реалий тогдашней Чечни только зиндан и пара бандитских рож?

Брагин первые шесть серий фигурирует как майор морской пехоты. В седьмой серии он вдруг становится полковником (это за какие такие подвиги его повысили через звание?!), а в восьмой – это уже полковник спецназа ГРУ. Прощай, морская пехота? С чего вдруг? Опять вопрос без ответа.

Кстати, по поводу званий. У американцев герой – всего-навсего сержант. Это не помешало авторам создать интересный сериал. У нас почему-то на экране царит звездомания, герой-сержант это уж как-то мелковато, не вызывает доверия, майор-полковник – другое дело! Хотя тут авторам не откажешь в знании нашей психологии, только не мелкий офицер имеет право на существование на нашем экране. Нам хочется большого.

Далее, киношная возня с психологической адаптацией вернувшегося из плена. Не уверен, что этим занималась у нас в 1990-е годы хоть какая-то контора. Вернулся? Родине не изменял? Валяй, живи дальше! Как? Как хочешь.

И здесь снова полезли американские уши. Сколько психологов-агентов женского пола прошло в их фильмах! Навскидку: «Секретные файлы», «Смертельное оружие», та же «Родина»… У нас этого персонажа играет Виктория Исакова. С первых кадров становится ясно, что её героиня Анна ушиблена на всю голову, и почему этого не видят её коллеги, тем более начальство, это вопрос вопросов. В Ливане (вот она – израильская основа) – с чего и начинается сериал – наш агент, её любимый, перед смертью сообщает ей о вербовке российского офицера для теракта. У героини Исаковой появляется идея фикс: Брагин завербован и готовит теракт. Почему он? Зачем он? С чего он? Это нашего психолога не интересует. А вот нас очень. И поскольку ответа нет, понимаешь, так надо: у американцев есть, а почему у нас нет?

Далее. Не локализована спецслужба, которую представляют герои В.Исаковой и С.Маковецкого. Кстати, ещё один американский персонаж: преподаёт в вузе и является начальником, как я понял, отдела спецслужбы. Т.е., как минимум, подполковник. Отставники КГБ часто преподавали в советское время в вузах историю и философию. Но чтобы действующие ныне сотрудники занимались и тем, и другим, это уже перебор. Служат они в некоем антитеррористическом центре! Это что за зверь? Мы воспитаны на реализме, и нам хочется конкретики. Это ФСБ, ГРУ, СВР, военная контрразведка? Или в соответствии с телемодой можно обозвать как угодно, без привязки к реальности? Видимо, можно, учитывая неродную природу сериала. Есть у нас и другие примеры подобного рода: бесконечный сериал «След» с пресловутой Федеральной экспертной службой, – в нашей российской реальности не существующей…

Брагина вызволяют из плена, он вроде бы возвращается на службу, но службы этой мы не видим. Он просто болтается туда-сюда на экране, загадочно улыбаясь и глядя исподлобья. В отпуске по состоянию здоровья? Нет такой информации у авторов для нас. «Догадайся, мол, сама»? Даже косвенно авторы нам эту службу не показывают! Не считать же ею одевание парадного мундира по всяким торжественным случаям. И морпехи, вообще-то, обитают на берегах Балтийского, Чёрного, Каспийского, Северного морей и Тихого океана. Какое море в Москве? Может, служит в Генштабе? Это после плена-то и подозрений агентессы-психологини? Мда.

Тема семьи – опять чисто американский фетиш. Когда Брагин постоянно талдычит, что в плену поддерживало его не чувство долга, а память о семье, то понимаешь, что с темой родины у американцев ассоциации не возникают даже в трудную минуту.

Натужно выглядит сексуальная связь Брагина и агента-психолога Анны. То, что она пытается использовать подобное в соответствии со своими планами, ещё куда ни шло. Больна на всю голову, ничем другим не может взять, какой с неё спрос? Надо значит надо, ведь как она ещё проникнет в стан врага? И что Брагин откликается на её порыв, тоже понятно: врага надо держать поближе к себе. Но всё это выглядит необязательным, случайным, притянутым за уши. Ну, нет сексуальности в Исаковой, как она ни старается. «Сексуальность – это не то, что надо доказывать, это то, что невозможно скрыть» (Г. Салтыкова).

Совершенно слюняво показано, как пленный Брагин возится с сыном Бен-Джалида, добиваясь его доверия через игру в футбол. Слюняво, но психологически достаточно верно (спасибо израильским и американским сценаристам!) объяснено, что, после отсидки в зиндане несколько лет, Брагин потянулся к тому, что облегчает ему жизнь в плену.

Однако вообще никак не объяснено, почему товарищ Брагина, офицер Хамзин, становится мусульманином и террористом. Ощущение такое, что предатели в этом сериале все: Брагин, Хамзин, политиканствующий бизнесмен Басов, брат Брагина (актёр В.Вдовиченков), жена Брагина (в исполнении М.Мироновой) а, возможно, и все остальные персонажи тоже. Только времени не хватило авторам, чтобы всех измазать, наверно.

Но это, в общем-то, всё мелкие блохи – ляпы, блёклая игра актёров, несостыковки с нашей реальностью. Проблема с главным: о чём сериал? О Родине? От Родины тут только название. Тема предательства, вот, пожалуй, главное в этом творении П.Лунгина. Тема сложная. Как и реальная жизнь. Но наше, русское, отношение к предательству не имеет толкований. Чем бы ни руководствовался предатель, в нашем понимании – это подлец, не имеющий оправдания. Одно дело попасть в плен, совсем другое измена. Хотя, конечно, одно дело, предатель раскаявшийся, искупивший чем-то вину, и, другое дело, предатель не раскаявшийся.

В русской традиции есть святой постулат: «положить живот за други своя». И когда мы видим, что Брагин спасает свою жизнь, забивая насмерть своего товарища по службе и плену Хамзина, мы понимаем: что-то не то хотят внушить нам Шульман – Лунгин. Вряд ли они служили в израильской армии, это там уставы приказывают попавшему в плен выдать все секреты, которые он знает, важно одно – он должен сохранить себе жизнь. В иудаизме нет загробного царства. Но вряд ли и в Цахале оправдано спасение своей жизни за счёт убийства товарища.

И пусть потом выясняется, что Хамзин жив, более того, стал мусульманином и террористом, но наше отношение к «герою»-Брагину изменяется. До этого эпизода он – жертва, после – мягко говоря, отрицательный персонаж. Тем более, что и Брагин стал мусульманином и террористом. И как мы должны после этого относиться к нему? Но ощущение такое, что наши авторы, вслед за израильтянами-американцами, пытаются его оправдать, внушить нам, что предательство – это обычное дело в необычной ситуации, тем более, что тут можно накрутить всяких психологических штучек в либеральном духе. Было предательство во время войны в Чечне? Было. Но те типы, которых иногда показывали по новостному ТВ, ничего кроме омерзения не вызывали и ничего другого вызвать не могли. В сериале же Лунгина нам хотят навести тень на плетень в ясный день.

П.Лунгин всегда держит нос по ветру. Перестройка, повсеместное русофобство – нате вам «Такси-блюз», «Луна-парк». Все кинулись в православие – нате вам проправославный «Остров» (опять, однако, построенный на предательстве). Проблема укрепления государства, патриотизм, решение вопроса: с кем вы, мастера культуры, с либералами или с государственниками, – пожалуйте «Родину»… Но посмотришь такую «Родину» и затоскуешь: зачем нам так упорно её навязывают, пропагандируют? Не нужна нам такая «Родина»…


Юрий ИВАНОВ,
д. БАРДОВО,
Псковская обл.




Поделитесь статьёй с друзьями:
Кузнецов Юрий Поликарпович. С ВОЙНЫ НАЧИНАЮСЬ… (Ко Дню Победы): стихотворения и поэмы Бубенин Виталий Дмитриевич. КРОВАВЫЙ СНЕГ ДАМАНСКОГО. События 1967–1969 гг. Игумнов Александр Петрович. ИМЯ ТВОЁ – СОЛДАТ: Рассказы Кузнецов Юрий Поликарпович. Тропы вечных тем: проза поэта Поколение Егора. Гражданская оборона, Постдайджест Live.txt Вячеслав Огрызко. Страна некомпетентных чинуш: Статьи и заметки последних лет. Михаил Андреев. Префект. Охота: Стихи. Проза. Критика. Я был бессмертен в каждом слове…: Поэзия. Публицистика. Критика. Составитель Роман Сенчин. Краснов Владислав Георгиевич.
«Новая Россия: от коммунизма к национальному
возрождению» Вячеслав Огрызко. Юрий Кузнецов – поэт концепций и образов: Биобиблиографический указатель Вячеслав Огрызко. Отечественные исследователи коренных малочисленных народов Севера и Дальнего Востока Казачьему роду нет переводу: Проза. Публицистика. Стихи. Кузнецов Юрий Поликарпович. Стихотворения и поэмы. Том 5. ВСЁ О СЕНЧИНЕ. В лабиринте критики. Селькупская литература. Звать меня Кузнецов. Я один: Воспоминания. Статьи о творчестве. Оценки современников Вячеслав Огрызко. БЕССТЫЖАЯ ВЛАСТЬ, или Бунт против лизоблюдства: Статьи и заметки последних лет. Сергей Минин. Бильярды и гробы: сборник рассказов. Сергей Минин. Симулянты Дмитрий Чёрный. ХАО СТИ Лица и лики, том 1 Лица и лики, том 2 Цветы во льдах Честь имею: Сборник Иван Гобзев. Зона правды.Роман Иван Гобзев. Те, кого любят боги умирают молодыми.Повесть, рассказы Роман Сенчин. Тёплый год ледникового периода Вячеслав Огрызко. Дерзать или лизать Дитя хрущёвской оттепели. Предтеча «Литературной России»: документы, письма, воспоминания, оценки историков / Составитель Вячеслав Огрызко Ительменская литература Ульчская литература
Редакция | Архив | Книги | Реклама | Конкурсы



Яндекс цитирования