Литературная Россия
       
Литературная Россия
Еженедельная газета писателей России
Редакция | Архив | Книги | Реклама |  КонкурсыЖить не по лжиКазачьему роду нет переводуЯ был бессмертен в каждом слове  | Наши мероприятияФоторепортаж с церемонии награждения конкурса «Казачьему роду нет переводу»Фоторепортаж с церемонии награждения конкурса «Честь имею» | Журнал Мир Севера
     RSS  

Новости

17-04-2015
ОБРАЗОВАТЕЛЬНАЯ ШИЗОФРЕНИЯ НА ЛИТЕРАТУРНОЙ ОСНОВЕ
В 2014 году привелось познакомиться с тем, как нынче проводится Всероссийская олимпиада по литературе, которой рулит НИЦ Высшая школа экономики..
17-04-2015
КАКУЮ ПАМЯТЬ ОСТАВИЛ В КОСТРОМЕ О СЕБЕ БЫВШИЙ ГУБЕРНАТОР СЛЮНЯЕВ–АЛБИН
Здравствуйте, Дмитрий Чёрный! Решил обратиться непосредственно к Вам, поскольку наши материалы в «ЛР» от 14 ноября минувшего года были сведены на одном развороте...
17-04-2015
ЮБИЛЕЙ НА БЕРЕГАХ НЕВЫ
60 лет журнал «Нева» омывает берега классического, пушкинского Санкт-Петербурга, доходя по бесчисленным каналам до всех точек на карте страны...

Свежий номер : №14. 17.04.2015

ИНТЕРНАЦИОНАЛЬНЫЙ СОЮЗ ПИСАТЕЛЕЙ ПРЕДСТАВЛЯЕТ

Игорь Переверзев. История Андрея Петрова. Роман. М., Продюсерский Центр Александра Гриценко, 2014. («Современники и классики»).

 

Реализм чрезвычайно многолик. Он может быть и грозным, и лиричным, и сатирически-плоским, пронзительным, и поэтично-возвышенным. В отечественной прозе есть авторы, за которыми укрепилось название «деревенщики». Однако у этих авторов есть произведения не только о деревне! Слово «деревенщики» определяет и умение говорить притчами, умение уловить абсурд в ординарном.

Дам волю фантазии, представлю, что в двадцать первом столетии появились «горожане», как когда-то возникли «деревенщики». Игоря Переверзева можно назвать писателем-горожанином. «История Андрея Петрова» – роман исключительно городской: с офисом, супермаркетами, кафе, названиями напитков и прочими привычками зажиточных горожан. Переверзев описывает городскую жизнь несколько отстранённо, с прохладцей, однако не без симпатии. Да, удобно, да приятно. Но вся эта приятность неглубока. А есть нечто, что забирает всего человека. Но что же это такое?

Главный герой, журналист Андрей Петров, талантлив, молод, привлекателен и амбициозен. Этакий герой нашего двадцать первого времени. Он в меру легкомыслен, довольно чувствителен, хорошо разбирается в людях. Последнее – возможно оттого, что давно работает в СМИ. Он акселерат – не потому, что высокого роста, а потому что рано состоялся как человек. Рано нашёл своё призвание и расположился в нём как у себя дома. Он художник статей, он мастер. Он чужд поисков и лишней рефлексии, свойственной персонажам классических произведений. Он удивительно похож на обычного человека – парня из метро (он и передвигается по городу на метро, даже не думает о покупке машины). Но по некоторым деталям (например, манера одеваться, чтобы вещь подходила к вещи, длинноватые волосы) – предполагаешь, что парень влипнет-таки в переплёт.

Автору удалось передать основное: вроде бы всё хорошо, и тем не менее это «всё хорошо» (карьера, личная жизнь, призвание) летит в неопределённый тартар. И с этим, увы, ничего не поделать. Полёт бесконечный. Ему только дали название: «История Андрея Петрова». История о человеке, ставшем героем собственного произведения! Нет, не написавшего о себе, а попавшего в свой роман, который ещё не написан! Роман то выныривает в сон, то проваливается в явь, не сбиваясь при этом с намеченного роману курса, но герой уже перестал отличать сон от яви... Да и есть ли эта граница, следя за приключениями Андрея Петрова, задумается читатель. В некоторых сценах есть трогательнейшие параллели с советскими фильмами-комедиями конца семидесятых: «Осенний марафон» (в основе, кстати, прекрасная пьеса А.Володина). Жизнь как фантасмагория – фантасмагория как обыденность.

Герой не жаждет стать ни денежным магнатом, ни звездой телеэкрана. Но пригубив жизни, в которой, ничего не делая, получаешь отличный доход в звонкой валюте, он поразительно изменяется. Декорации комфортной офисной обыденности скрывают старую историю о проданной душе. В жизни Андрея Петрова и его начальника-собутыльника Александра Штейна возникает всемогущий магнат Виталий Носов. Этот Носов всегда был где-то рядом, мелькал пугающей тенью, – и вдруг становится непосредственным начальником и Штейна, и Петрова. Если раньше героя дёргал лишь мелкий чёрт – Саша Штейн, то теперь они оба зависят от настроения самого сатаны. Тогда Андрей Петров начинает понимать, что возможно самое большое искушение – не пьянство, не легкомыслие в отношении к близким (скажем, к новой красавице-возлюбленной). А занятие любимым делом.

Именно то, что журналист Андрей Петров наконец-то раскроет в себе талант писателя, и является целью Носова. До назначения Носовым на руководящую должность Андрей Петров был вполне доволен участью хорошо оплачиваемого профи-журналиста. После знакомства с Носовым от Андрея Петрова остался только проект «Андрей Петров». Мир, оказалось, давно знал, что Андрей станет писателем. Мир ждёт его книг. Мир составил договор, согласно которому Андрей Петров будет писать о себе и только то, что нужно миру. Финальные страницы, переходящие в жестокий дневник (наподобие финала «Тридцатой любви Марины» Владимира Сорокина) констатируют полное растворение человека в своём собственном проекте, который некто курирует властно и тщательно. Финал гордого свободолюбивого и самостоятельно мыслящего человека – абсолютная фрустрация. Но – удивительно и драматично – финал отнюдь не мрачный. В нём чувствуется странная улыбка, будто всё может вернуться на покинутые места.

В одной африканской сказке воин отправляется в селение смерти. Ему удаётся обмануть смерть. Герой возвращается в родное селенье. Однако смерть далеко не так проста. Вскоре возникает необходимость снова пойти в селение смерти. Близкие героя плачут, оплакивая его как мертвеца. Но в глубине души – так и написано в сказке – в глубине души они считали, что если герой один раз обманул смерть, получится и во второй.


Анна А. ОВЧИННИКОВА




Поделитесь статьёй с друзьями:
Кузнецов Юрий Поликарпович. С ВОЙНЫ НАЧИНАЮСЬ… (Ко Дню Победы): стихотворения и поэмы Бубенин Виталий Дмитриевич. КРОВАВЫЙ СНЕГ ДАМАНСКОГО. События 1967–1969 гг. Игумнов Александр Петрович. ИМЯ ТВОЁ – СОЛДАТ: Рассказы Кузнецов Юрий Поликарпович. Тропы вечных тем: проза поэта Поколение Егора. Гражданская оборона, Постдайджест Live.txt Вячеслав Огрызко. Страна некомпетентных чинуш: Статьи и заметки последних лет. Михаил Андреев. Префект. Охота: Стихи. Проза. Критика. Я был бессмертен в каждом слове…: Поэзия. Публицистика. Критика. Составитель Роман Сенчин. Краснов Владислав Георгиевич.
«Новая Россия: от коммунизма к национальному
возрождению» Вячеслав Огрызко. Юрий Кузнецов – поэт концепций и образов: Биобиблиографический указатель Вячеслав Огрызко. Отечественные исследователи коренных малочисленных народов Севера и Дальнего Востока Казачьему роду нет переводу: Проза. Публицистика. Стихи. Кузнецов Юрий Поликарпович. Стихотворения и поэмы. Том 5. ВСЁ О СЕНЧИНЕ. В лабиринте критики. Селькупская литература. Звать меня Кузнецов. Я один: Воспоминания. Статьи о творчестве. Оценки современников Вячеслав Огрызко. БЕССТЫЖАЯ ВЛАСТЬ, или Бунт против лизоблюдства: Статьи и заметки последних лет. Сергей Минин. Бильярды и гробы: сборник рассказов. Сергей Минин. Симулянты Дмитрий Чёрный. ХАО СТИ Лица и лики, том 1 Лица и лики, том 2 Цветы во льдах Честь имею: Сборник Иван Гобзев. Зона правды.Роман Иван Гобзев. Те, кого любят боги умирают молодыми.Повесть, рассказы Роман Сенчин. Тёплый год ледникового периода Вячеслав Огрызко. Дерзать или лизать Дитя хрущёвской оттепели. Предтеча «Литературной России»: документы, письма, воспоминания, оценки историков / Составитель Вячеслав Огрызко Ительменская литература Ульчская литература
Редакция | Архив | Книги | Реклама | Конкурсы



Яндекс цитирования